Что такое Канон и зачем он нужен

Мы начнём с достаточно простой темы, имеющей уклон в «общеобразовательность». Эту тему можно считать как бы продолжением введения, так как основная причина, почему она здесь есть, состоит в том, что без её освещения дальнейшие тексты будут вызывать вопросы даже у некоторых буддистов. В первой части разбираются происхождение и состав основного «священного» текста Тхеравады, то есть собственно что такое Палийский Канон.

«Священные» писания буддизма
Любой сколько-то образованный человек в наше время знает, что у религий обычно есть нарративные тексты («святые книги»), которые более-менее полно определяют, что это за религия, какие у неё законы и как она мыслит. Зависимость религий от священных книг настолько велика, что религиозная деятельность, выходящая за рамки, определённые этими текстами, даже если она и не противоречит им, считается каким-то чужеродным наслоением. Также любой сколько-то образованный человек может назвать святые книги нескольких религий: Библия у христиан, Тора у иудеев, Коран у мусульман. Некоторые вспомнят также Веды у индусов, Адигрантх у сикхов, Наисвятую Книгу у бахаи, Дао Дэ Цзин у даосов, Лунь Юй у конфуцианцев.
Тем не менее, вопрос о том, какая же «святая книга» у буддистов, повергает даже людей образованных в смущение, и это лишний раз показывает, насколько слабые представления о буддизме имеют люди Западного мира. Простить это неведение можно тем, что, в отличие от адептов всех вышеперечисленных религий, у буддистов нет договорённости по этому вопросу. Буддисты разных школ считают основой своего учения тексты, кардинально отличающиеся друг от друга. Всего известно три канона, то есть больших собраний высказываний, приписываемых Будде и его ученикам, именуются они по языку, на котором написаны: палийский, китайский и тибетский – однако, последний написан тибетским алфавитом, но не по-тибетски, а на санскрите. Хотя есть сутры, которые содержатся во всех трёх канонах (в Китайском Каноне вообще есть почти полные версии первых четырёх никай Палийского), различия между ними огромны во всех областях: и в компоновке, и в буквальном содержании текстов, и в содержащихся там философских идеях. Здесь будет обсуждаться только один из канонов – палийский, то есть написанный на языке пали, также известный как Типитака или Трипитака, то есть «три корзины». Из трёх канонов именно палийский считается светскими буддологами наиболее историчным, в большинстве научных биографий Будды за основу берутся именно палийские тексты и комментарии к ним.

Структура Канона
Палийский Канон состоит из трёх частей – так называемых корзин. Виная-питака – «корзина дисциплины» — здесь содержатся дисциплинарные правила для монахов (фактически это универсальный монастырский устав Тхеравады) и комментарии на них, а также некоторое количество сутр, в основном исторического характера. К сожалению, переводы сутр Виная-питаки (в отличие от самих дисциплинарных правил) почти недоступны в интернете, поэтому в этом цикле почти не будут упомянуты.
Сутта-питака – самая большая и важная в Каноне. Сутта – это то же самое, что сутра (в палийских словах глотается санскритское «р» после согласной), означает некий философский дискурс, и действительно, почти все сутры – это прежде всего философские тексты малой или средней длины. Сутр в Каноне несколько тысяч, они делятся на несколько собраний (никая). Дигха-никая – собрание длинных сутр, всего 34 штуки. Мадджхима-никая – собрание сутр среднего размера, 152 штуки. Самьютта-никая – собрание небольших сутр, сгруппированных тематически. 2889 сутр заключены в 56 разделов. Традиционно разделы не нумеруются, но называются: 1-й – «О богах», 2-й – «О сыновьях богов», 4-й – «О дьяволе» и т. д., но для целей классификации они были пронумерованы. Ангуттара-никая – 8777 сутр, из них большинство повторяет другие сутры Ангуттары с незначительными изменениями. Сутры Ангуттары содержат перечисления каких-либо качеств или предпосылок и сгруппированы по этому принципу: сколько вещей перечисляется, в такой раздел и попадает сутра. Допустим, в Анубуддха-сутте перечислены четыре благородных качества: добродетель, концентрация, различение и освобождение, поэтому она в 4-м разделе. Всего разделов 11. Кхуддака-никая является собранием очень разнородных текстов. В отличие от первых четырёх никай, в Кхуддаке есть тексты, в позднем происхождении которых не сомневаются даже ортодоксы. Кроме собственно сутр Будды и его ближайших учеников там имеются различные стихи, мифологические предания и т. п. Самые известные части Кхуддаки – это коллекция афоризмов Дхаммапада – наиболее часто переводившаяся на иностранные языки часть Канона, и Джатака – собрание мифов о прошлых жизнях Будды и его учеников, на сюжеты Джатаки в буддийских странах любят делать театральные постановки и картины.
Абхидхамма-питака – собрание философских трактатов. Традиционно считается, что Будда передал содержимое книги своему ученику Сарипутте, хотя мало кто сейчас сомневается в её позднем происхождении. Состоит из семи книг, содержащих в основном перечисления различных состояний сознания и законов, по которым они возникают. Последняя книга, Паттхана – самая длинная в Каноне, занимает 6000 страниц текста в тайском издании. Абхидхамма печально известна своей крайней нудностью и сложностью для восприятия, почему её почти никто не переводит, а в сети можно найти только маленькие отрывки или хрестоматии.
Каждая сутра имеет своё имя собственное по объекту изложения или по имени того, кто в ней беседует с Буддой (иногда это имя переводится, иногда оставляется на пали: Махапариниббана-сутта или Сутра о великой и полной нирване), но кроме того буддологами для удобства принята некая номенклатура сутр первых двух корзин. Сутры Дигха-никаи и Мадджхима-никаи нумеруются по порядку, в котором они появляются в Каноне. Так, 1-я сутра Дигхи – это DN1, 15-я Мадджхимы – MN15. Были попытки деления особо длинных сутр на стихи, подобно тому, как сделано в Библии, но такое деление не общепринятое, поэтому обычно ссылаются только на сутру целиком. Сутры Самьютты и Ангуттары не имеют сплошной нумерации, а нумеруются по разделам: сутра 19 книги Четвёрок Ангуттары – это AN4.19. С Кхуддакой всё ещё хитрее, там не введён единый буквенный индекс, а каждая часть Кхуддаки имеет свой индекс, от которого и ведётся нумерация. Например, 15-й стих из главы трёхчастных стихов Тхерагатхы – это Thag3.15. Тексты Виная-питаки нумеруются также через книгу и главу.
Традиционный порядок следования сутр в Каноне абсолютно хаотичен, никакой хронологической последовательности не содержит, что весьма осложняет поиск необходимой сутры. Единственное приятное исключение – Самьютта, где есть классификация по темам. Искать сутры удобно по индексу на сайте http://www.accesstoinsight.org.

Язык и переводы
Канон написан на языке пали, это древнеиндийский язык, родственный санскриту. Происхождение пали неизвестно, небуддийских произведений на нём не существует, поэтому он иногда считается искусственным. Интересно, что, в отличие от других индийских языков, пали не имеет своего алфавита: чем хочешь, тем и записывай. Отсюда различия в изданиях Канона: каждый народ стремился записать его своими буквами. Существует 4 издания Канона – сингальское, бирманское, тайское и латинское (оно же издание Палийского Текстового Общества, Pali Text Society, PTS), все они на пали, но записаны разными алфавитами. Между изданиями есть расхождения в отдельных пассажах и даже в количестве книг (речь идёт о малых книгах Кхуддаки, каноничность некоторых из них не общепринята), но в целом можно сказать, что они почти совпадают, а расхождениям между изданиями буддистские философы никогда не придавали особого значения. В XX веке при проведении 6-го буддийского собора было создано ещё одно издание, так называемое издание 6-го собора, оно написано бирманскими буквами, но является «компромиссным» между сингальским, тайским и традиционным бирманским.
Как можно было догадаться из предыдущего изложения, Канон весьма немаленький. Он примерно в 6 раз больше обоих Заветов Библии, вместе взятых, и в 60 раз больше Корана. Это второй по величине из основных религиозных текстов в мире, первый – Китайский Канон, который почти повторяет Палийский, но также добавляет сутры Махаяны. Традиционные печатные версии Канона занимают целый шкаф. Неудивительно, что переводить такую громадину никто не хочет.
По сей день не существует ни одного полного перевода Канона на европейские языки. Лучше всего дело обстоит с английским переводом, который производит Палийское текстовое общество, он уже почти закончен, но его нельзя достать в сети, к тому же некоторые книги переводились весьма давно, и переводы не всегда высокого качества. Зато вот издание PTS на пали можно найти в сети в полном объёме. В новейшее время некоторые монахи западного происхождения делали переводы на английский разных сутр. Особенно примечательны монахи Бодхи и Тханиссаро, которые собрали самую большую коллекцию свободно доступных в сети высококачественных переводов Канона (в основном ими и сделанных) на сайте http://www.accesstoinsight.org. Некоторые из сутр, не охваченных на этом сайте, имеются в переводах других авторов на http://mettanet.net/tipitaka.
С русскими переводами всё ещё хуже, наша буддология никогда не была сильной, да и фокусировалась в основном на тибето-монгольском буддизме. В 1974 году вышла книга Сыркина с хорошими научными переводами половины сутр Дигха-никаи, она полностью выложена в интернете по адресу http://www.dhamma.ru/canon/digha.htm. На этом же сайте можно найти переводы нескольких сутр с английского. Иные переводы либо слишком фрагментарны, либо имеют весьма сомнительное качество.

Комментарии и параканонические тексты
Кроме Канона, существуют ещё и традиционные комментарии к нему, объёмом примерно как сам Канон. Каждую книгу комментировал только один учёный, большая часть комментариев приписывается Буддагхосе (V в. н.э.). Так как свод традиционных комментариев только один, его обычно называют Комментарий с большой буквы. Считается, что в то время имелись какие-то не дошедшие до нас источники, из которых комментаторы черпали материал, то есть комментарий не полностью спекулятивен. Важность Комментария признаётся ортодоксальными мыслителями, но замечать, что комментатор в некоторых местах ошибался – это практически общее место даже у ортодоксов. Также существует несколько более старых параканонических работ Тхеравады, например, дающих биографию Будды и его учеников, в историзме они сильно проигрывают каноническим сутрам. К сожалению, переводов комментариев и параканонических работ почти не существует, кроме маленьких отрывков.
Ещё бывают сутры Махаяны. Кое-кто, наверно, слышал о таких текстах, как Алмазная сутра, Лотосовая сутра или сутра Совершенной Мудрости. Вот это сутры Махаяны. Их также довольно много, и по объёму каждая существенно превосходит среднюю каноническую сутру. В Палийском Каноне этих сутр нет, и тхеравадины не считают их действительным произведением Будды. Светские буддологи также относятся к сутрам Махаяны скептически: первые упоминания о них довольно поздние, к тому же они почти не содержат упоминаний исторического и географического характера.

Как собирался Канон: проблема аутентичности
Считается, что Будда запрещал ученикам записывать его слова. Ученик Будды Ананда обладал отличной памятью, он запоминал всё, что ему говорил Учитель, как и все разговоры, свидетелем которых он был. По преданию, на 1-м буддийском соборе, который состоялся через год после смерти Будды, Ананда изложил все слова Учителя, которые он помнил, для последующей передачи Учения. С тех пор они передавались устно от учителя к ученику несколько сот лет. Записи некоторых сутр можно найти в рескриптах Ашоки (III в. до н.э.), ещё недавно откопали какие-то тексты на бересте (I в. до н.э.). Традиционно считается, что Канон был записан на 4-м соборе (I в. до н.э.), но ученые уверенно говорят только лишь, что записанный в нынешнем виде Канон имелся ко времени составления Комментария, а также ко времени перевода сутр на китайский (тоже первые века н.э.), а старейшие из сохранившихся списков вообще средневековые. Получается, что почти тысячу лет, если не больше, огромный объём текста передавался устно. И это наводит на подозрения.
Вопрос об аутентичности Канона ставился многими учёными. Очень сложно себе представить устную передачу такого объёма информации, пусть даже она проводилась монахами, которые ничем другим в жизни не занимались. Кроме того, до нас дошли надписи на магадхском языке, родном языке Будды, и этот язык довольно сильно отличается от пали. Однако, гипотеза о разнородном происхождении Канона, добавках и потерях относительно оригинального текста наталкивается на серьёзное возражение. Любой, кто читал некоторое количество канонических сутр из первых четырёх никай, знает, что они написаны в абсолютно однородном стиле, причём сам стиль довольно специфический, в неканонических текстах не встречается, равно как и в сутрах Махаяны. Их можно сравнить в этом отношении с Кораном, однородность которого вроде никто не оспаривает. В Кхуддаке есть тексты, написанные в другом стиле, и их без особых колебаний относят к позднейшему времени, некоторые книги приписывают эпохе Ашоки. Но Виная-питака и большая часть Сутта-питаки, в которых заключено ядро Учения, не поддаются никакой разумной периодизации, вроде той, которую приняли для книг Библии. Разные учёные предлагают разные периодизации, но аргументы в их пользу довольно слабые. Не помогают также полное отсутствие дат в текстах Канона и недостаток других письменных источников о времени жизни Будды. Во многих «общеобразовательных» книгах о жизни Будды авторы оставляют попытки судить о достоверности Канона и пишут что-то вроде «Канон утверждает, что было так; вряд ли это было так на самом деле, но доказать это невозможно, поэтому мы будем следовать Канону».
Когда бы ни был собран Канон, он некоторое время передавался устно, причём не фрагментарно, как исламские хадисы, а целенаправленно, специально обученными монахами по формализованной схеме. В этом причина самой известной особенности канонических текстов: обилия повторов. Повторы придавали тексту известную музыкальность и облегчали запоминание самых важных мест. Без повторов Канон ужался бы раз в 10. Во многих современных переводах, не говоря уже про пересказы, повторы убирают, вводя вместо них перечисление через многоточия. Чтобы понять, о чём речь, приведу начальный фрагмент сутры Дигха-1:

1. Вот, что я слышал. Однажды Блаженный шел по главной дороге между Раджагахой и Палаидой с большой толпой монахов, с пятьюстами монахами. А странствующий аскет Суппия тоже шел по главной дороге между Раджагахой и Палаидой с юным учеником Брахмадаттой. И вот странствующий аскет Суппия на все лады порицал Будду, порицал дхарму, порицал сангху; Брахмадатта же, юный ученик странствующего аскета Суппии, на все лады восхвалял Будду, восхвалял дхарму, восхвалял сангху. Так оба они, учитель и ученик, говоря друг другу прямо противоположное, шаг за шагом следовали за Блаженным и толпой монахов.
2. И вот Блаженный прибыл с толпой монахов в царскую обитель в Амбалаттхике, чтобы провести ночь. А странствующий аскет Суппия тоже пробыл с юным учеником Брахмадаттой в царскую обитель в Амбаллаттхике, чтобы провести ночь. И там странствующий аскет Суппия снова на все лады порицал Будду, порицал дхарму, порицал сангху; Брахмадатта же, юный ученик странствующего аскета Суппии, на все лады восхвалял Будду, восхвалял дхарму, восхвалял сангху. Так оба они, учитель и ученик, говоря друг другу прямо противоположное, шаг за шагом следовали за Блаженным и толпой монахов.
3. И вот после ночи многие монахи поднявшись на заре, собравшись и усевшись в беседке, повели разговор такого рода: «Как чудесно, братья, как необычайно, братья, что Блаженный – все знающий, все видящий, архат, в совершенстве просветленный – столь хорошо постиг различные склонности существ. Ведь вот странствующий аскет Суппия на все лады порицает Будду, порицает дхарму, порицает сангху; Брахмадатта же, юный ученик странствующего аскета Суппии, на все лады восхваляет Будду, восхваляет дхарму, восхваляет сангху. Так оба они, учитель и ученик, говоря друг другу прямо противоположное, шаг за шагом следуют за Блаженным и толпой монахов».

http://dhamma.ru/canon/dn01.htm

Кроме таких повторов, бывают целые крупные фрагменты, которые кочуют из сутры в сутру. Например, вот типичный фрагмент о способностях человека, достигшего нирваны («зримый плод отшельничества»), он повторяется в нескольких десятках сутр.

Если он хочет, он знает сознание других существ, других людей, охватив его своим сознанием. Он распознает ум со страстью как ум со страстью, и ум без страсти как ум без страсти. Он распознает ум с отвращением как ум с отвращением, и ум без отвращения как ум без отвращения. Он распознает ум с заблуждением как ум с заблуждением, и ум без заблуждения как ум без заблуждения. Он распознает сдержанный ум как сдержанный ум, и разбросанный ум как разбросанный ум. Он распознает расширенный ум как расширенный ум, и нерасширенный ум как нерасширенный ум. Он распознает несовершенный ум как несовершенный ум, и совершенный ум как совершенный ум. Он распознает сосредоточенный ум как сосредоточенный ум, и несосредоточенный ум как несосредоточенный ум. Он распознает освобожденный ум как освобожденный ум, и неосвобожденный ум как неосвобожденный ум. Он может пережить это на собственном опыте, как только есть такая возможность.
Перевод взят из Ангуттары-5.28, http://dhamma.ru/canon/an5-28.htm.

Здесь мы видим и ещё один тип повтора: утверждение и аналогичное отрицание.
Количество сутр, в которых высказаны уникальные идеи, не повторяющиеся в других местах Канона, невелико, в обычной же сутре уникальными являются только исторические обстоятельства, побудившие Будду произнести то или иное утверждение.

Хронология Канона
И наконец, последняя особенность Канона – плохая хронологичность. В отличие от сур Корана, которые также расположены по случайному принципу, сутры Канона очень тяжело хронологизировать, сопоставить с периодами миссии Будды. Поэтому учёные обычно не говорят о «периодизации творчества» Будды, о ранних и поздних сутрах. Если принять, что большинство сутр передавались Анандой, то надо учесть, что пост секретаря Будды Ананда занял где-то через 20 лет после того, как Будда начал учительствовать. Соответственно, почти все сутры охватывают время от этого момента и до смерти Будды. Сутры о событиях более раннего времени обычно носят характер воспоминаний и имеют указание на дату. В Каноне также есть несколько сутр о деятельности учеников Будды после смерти Учителя, в них также есть указания на дату.

Во второй части подумаем над ответом на более сложный вопрос: а зачем этот Канон нужен и какую роль он играет в пути к Просветлению.