Я — один из довольно немногих путешественников, посетивших все три крупных малайских государства Юго-Восточной Азии: Малайзию, Индонезию и Филиппины. Так как эти страны во многом похожи, просто-таки напрашивается их сравнительный анализ, поэтому вместо трёх страноведческих отчётов я решил сделать цикл под названием «Большая Малайя». В первом посте приводятся общие для государств региона особенности, три последующих — по отдельным странам.



Безымянный регион

Юго-Восточную Азию можно довольно чётко разделить на два субрегиона, отличающиеся друг от друга по истории, культуре и современному образу жизни. Первый регион широко известен – это Индокитай. Он состоит из 5 стран – Таиланда, Мьянмы, Камбоджи, Лаоса и Вьетнама. Каждая из этих стран, кроме Лаоса (который исторически является регионом Таиланда) имеет своё население, свой язык, резко отличающийся от соседей, свою историю, культуру и ментальность, что даёт право называть этот регион дробным. Культура Индокитая представляет большей частью смесь индийских и китайских заимствований, так что название вполне оправдано.

Но кроме Индокитая, есть в ЮВА и ещё один регион, который составляют «все страны ЮВА, кроме Индокитайских». Таких стран 6: три большие (Индонезия, Малайзия, Филиппины) и три маленькие (Восточный Тимор, Сингапур, Бруней). В отличие от Индокитая, этот регион представляет собой на удивление сплочённую в антропологическом, лингвистическом и культурном отношении общность, которая, в отличие от Индокитая, испытала значительное влияние как арабо-мусульманской, так и европо-христианской цивилизаций. Как же этот регион называется? А никак не называется. Как ни странно, у региона отсутствует своё название. Островная часть – это Малайский архипелаг, но ведь есть и материковая. Материковая часть – это Малайя, но ведь есть и островная. Кроме того, в малайском языке есть термин Нусантара, но он означает скорее панавстронезийскую общность, включая явно далёкие географически и культурно Полинезию и Мадагаскар.

Поразмыслив над тем, как назвать этот безымянный регион, мы остановились на варианте Большая Малайя, который представляется оправданным, так как обе составные части (собственно Малайя и Малайский архипелаг) уже и так названы в честь малайского народа, который тут является и самым крупным, и культурно доминирующим.

География

Границы Большой Малайи довольно точно совпадают с составляющими её 6 странами. Исключений два. На материке в Малайю попадают провинции Таиланда Яла, Паттани и Наратхиват, населённые в основном малайцами, а также некоторые острова Андаманского моря, принадлежащие Таиланду. На востоке, напротив, из Большой Малайи выпадают колонизированные Индонезией запад Новой Гвинеи и сопредельные с ней острова, которые географически и культурно относятся к Меланезии. С юга Большая Малайя граничит с Австралией, с северо-востока – с микронезийским государством Палау. На западе она утыкается в безостровные пространства Индийского океана.

Значительная часть Большой Малайи находится на островах. Почти все они, кроме нескольких маленьких островков у берегов материка, объединены в так называемый Малайский архипелаг. Это самый большой архипелаг в мире как по общей площади, так и по площади суши, и по количеству островов (более 25.000), и по населению. Но в геологическом отношении Малайский архипелаг – понятие фиктивное, он разделён на смыкающиеся шлейфы двух континентов – Евразии и Австралии. Между шлейфами лежат узкие, но глубоководные проливы, образующие так называемую линию Уоллеса. Ломбок, Сумбава, Флорес, Тимор и Молуккский архипелаг относятся к геологической Австралии, а все прочие острова – к Евразии. Культура по обе стороны линии Уоллеса не отличается, а вот состав растительного и животного мира отличается значительно, так как во время оледенения все проливы были сушей, за исключением глубоководных проливов линии Уоллеса.

Гигантский Малайский архипелаг делится на три подархипелага: Зондский, Молуккский и Филиппинский. В свою очередь, они делятся дальше на подподархипелаги: например, острова Риау у берегов Суматры, Висайские острова и архипелаг Сулу на Филиппинах и пр.

Территория Большой Малайи очень велика и существенно превышает Индокитай. Так, например, от севера Суматры до берегов Новой Гвинеи расстояние составляет более 3000 км.

Антропология

Удивительно, но на гигантской пересечённой территории, состоящей большей частью из гористых островков живут фактически одни и те же люди. Их можно назвать «малайцами в широком смысле» или, по-научному, австронезийцами. Австронезийских народов в Большой Малайе несколько сотен, но все они обладают общностью языка и расового облика, причём с какими-либо другими соседними народами австронезийцев спутать невозможно. Великий австронезийский народ ещё в древности умудрился расселиться на какие-то невероятно огромные расстояния: от Мадагаскара на западе до острова Пасхи на востоке. Как считают некоторые, австронезийцы даже доплыли на своих лодчонках до западного побережья Южной Америки и заимствовали там какие-то элементы культуры.

Но именно Большая Малайя была ядром распространения австронезийцев и тем местом, где их культура выражена наиболее ярко. Кроме того, юг Малайского полуострова – единственное место во всём ареале австронезийской нации, находящееся не на островах. Расселились австронезийцы в Малайе как-то нереально давно. Практически нет следов пребывания там каких-то других народностей, и в этом – опять отличие от Индокитая, в котором переселение народов завершилось только пару сотен лет назад.

Австронезийцы отличаются от всех своих соседей по внешнему облику и языку. Расово их принято выделять в отдельную малайскую расу. Какое-то время её даже считали большой расой, но сейчас принято мнение о малой малайской расе в составе монголоидов. Малайцы – архаические монголоиды, у них нет ряда черт, присущих жёлтой расе. Генетические исследования показали, что первые монголоиды двигались именно из ЮВА на север и, таким образом, малайская раса стоит ближе всего к первопредкам монголоидов.

Те, кто никогда не видел малайцев, могут судить об их внешности по многочисленным изображениям их близких родственников – полинезийцев, в том числе гавайцев. «Гогеновские женщины» — это как раз про малаек. На тайцев, китайцев или папуасов малайцы не похожи вообще.

Столь же необычная ситуация сложилась с языками. Восточная и Юго-Восточная Азия – край изолятов, языков без морфологии, в которых словообразование и синтаксис получаются посредством специфических комбинаций элементарных корней. Кроме того, корни обычно односложные, а для фонетики характерен богатый вокализм, который сопровождается в большинстве языков региона большим количеством тонов. В результате за языками ЮВА закрепилась репутация «чуждых» европейцу и «крайне сложных» в изучении.

На этом фоне австронезийцы выглядят белыми воронами. Диву даёшься, откуда они там такие взялись. Многосложные корни, суффиксация, агглютинация, бедная фонетика, нет тонов. Из более близких к нам языков малайские более всего напоминают тюрков. Да к тому же и пишут латиницей.

Кроме собственно малайцев, в Большой Малайе живут и другие народы. «Понаехавшие» китайцы-иммигранты, также известные как хуацяо, есть во всех странах региона, а в Малайзии они составляют более 20% населения. Китайское большинство имеется в малайзийских штатах Малакка и Пенанг, а Сингапур китайцы вообще отобрали, сведя малайцев к роли нацменьшинства. В той же Малайзии есть большое число «понаехавших» индийцев.

Также есть негритосы, с ударением на второй слог. Это чернокожие низкорослые дикари, живущие в лесах, часто их сравнивают с африканскими пигмеями. Негритосы уцелели только на материке и на Филиппинах, их очень мало, живут они первобытным строем, свой язык не сохранили. Малайцы называют их, а также более близкое к австралийским аборигенам племя сеноев, «оранг асли», то есть «настоящие люди».

История и менталитет

Самая интересная особенность стран Большой Малайи – это то, насколько сильно отличаются современная культура и менталитет у очень и очень близких по происхождению народов. Причины этого лежат в истории. Вся Большая Малайя первоначально была связана с индийской культурой. Религиями были индуизм и, в меньшей степени, буддизм. В XIV-XV вв. весь регион подвергся исламизации. Не были обращены в ислам только правители восточной части Зондского архипелага.

Потом, в XVI в., начались столкновения с европейцами. Португальцы захватили Малакку, а испанцы – Филиппины. Португальцев сменили голландцы, захватившие часть Индонезии и материковой Малайзии. Потом пришли англичане и заключили с голландцами сделку, по которой Англия получала всю материковую Малайю, а Голландия – большую часть Зондского архипелага. Местных царьков и те, и другие оставили на положении традиционных властителей с номинальной властью.

Единственным подлинно независимым государством оставался Бруней, но его территория постоянно сокращалась. Некая частная компания купила Сабах, а Саравак оказался во владении полузависимого от Англии государства, наследственными правителями (раджами) которого были англичане по фамилии Брук. В конце XIX в. власть на Филиппинах перешла от испанцев американцам. Португальцы же смогли закрепиться только на крошечной территории Восточного Тимора.

После окончания Второй Мировой быстро получили независимость Индонезия и Филиппины. 10 годами позже появилась Малайзийская федерация, состоящая из бывшей колонии Стрейтс-Сетлментс, нескольких зависимых султанатов, Сингапура, владений Бруков и Сабаха. Спустя несколько лет из состава федерации вышел Сингапур. Восточный Тимор был включён в состав Индонезии, но в результате длительных протестов вновь обрёл от неё независимость уже в новейшее время.

Но нынешнее состояние стран Большой Малайи обусловлено не столько колониальной чехардой, сколько сложившимся уже после независимости укладом жизни. Малайцы в богатой торгово-нефтеносной Малайзии оцивилились, а их страна, самое богатое из крупных государственных образований ЮВА, стала напоминать государство Персидского залива, только с джунглями вместо пустыни. Лейтмотивом развития тут стали глобализация и европеизация вкупе с сохранением и даже развитием исламизма. Те же самые малайцы в Индонезии не похожи на малайзийцев ничем, кроме языка. В результате коррупции и многочисленных внутренних конфликтов развитие страны затормозилось. Индонезия довольно точно отвечает стереотипу «нищая азиатская страна», хотя некоторые подвижки к модернизации заметны и здесь. На Филиппинах показатели экономического развития едва ли не хуже индонезийских, но при этом специфическая история и массовое принятие христианства наложили отпечаток на местную культуру: по степени глобализации и принятия западных веяний страна держит первое место в Азии, опережая даже богатых соседей – Малайзию, Сингапур и Гонконг. Причём, в отличие от Малайзии, Филиппины ориентируется не на арабский мир, а на США.

Огромная разница в выбранных исторических путях влияет и на менталитет. Сложно выделить что-то «однозначно малайское» в национальных характерах населения трёх стран. Впрочем, если приглядеться, то общие особенности всё-таки обрисовываются – просто способы выражения разные. Например, у всех малайцев есть предпринимательская жилка. Но если в Малайзии население массово обсуждает стратегии развития крупных корпораций, то филиппинцы будут бегать за туристами, пытаясь впарить какой-то ненужный хлам, найденный на ближайшей свалке. Вторая общая особенность малайцев – их страстность, стремление отдаваться любимому делу на полную, будь то крупный бизнес (в Малайзии), музыка (в Индонезии) или религия (на Филиппинах).

Туристическая привлекательность

Зачем ехать в Большую Малайю? Стоит ли? Всё зависит от личных предпочтений и ожиданий.

Любителям истории и культуры в регионе делать особо нечего. Хотя цивилизация сюда проникла очень давно, единственное, что осталось от древности – два храмовых комплекса на Яве. От колониального периода сохранились два симпатичных старых городка – Малакка и Пенанг, а также старый район Манилы и разрозненные постройки в нескольких других городах. В Индокитае, например, историко-культурная составляющая выражена куда сильнее, хотя в целом ЮВА нельзя назвать культурно богатым регионом. В плане современного развития городской инфраструктуры хорош Сингапур, в меньшей мере Куала-Лумпур. Кое-какие «заманухи» для урбаниста можно разглядеть в городах Малайзии и, реже, на Филиппинах, а индонезийские города скучны чрезвычайно.

В отношении природы ситуация такова. Почти все Филиппины и значительная часть Индонезии – это районы сильного аграрного перенаселения. Всё занято под рис, бананы, кокосы. Как таковой дикой природы там нет, если не считать периодически торчащие из земли вулканы, многие из которых находятся в состоянии непрерывного извержения. Материк, Суматра и Калимантан сохранили первозданные ландшафты несколько лучше. В основном это очень густые непролазные джунгли в невысоких горах или холмах. Но под «природой» в Малайе часто понимают не сушу, а море. Отношение береговой линии к общей площади тут больше, чем где-либо ещё в мире, что даёт множество интересностей для любителей моря: пляжи, дайвинг, сёрфинг и пр.

Особая «завлекуха» региона – морское судоходство. В современном мире, где самолёты уверенно вытесняют корабли, Индонезия и Филиппины остаются последними странами, где широко распространены среднемагистральные пассажирские морские суда с длительностью рейса от 1 до 7 суток. Такого количества всевозможных кораблей и паромов действительно больше нигде нет.

Этнографически регион довольно интересен, много где сохранился традиционный деревенский уклад жизни. Однако, совсем дикие племена оранг-асли сохранились совсем мало где. За дикарями лучше ехать на Новую Гвинею, благо, она недалеко.

Наконец, последняя, но тоже немаловажная привлекательная особенность – изучение общего жизненного уклада в малайских странах, а именно – насколько сильно могут отличаться друг от друга представители одного народа, волею судьбы оказавшиеся по разные стороны госграниц. Про это мы и поговорим в дальнейших постах.