Третья сутра о грядущих опасностях
AN 5.79

О монахи, эти пять грядущих опасностей, невозникшие в настоящем, возникнут в будущем. Будьте внимательными к ним, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от них. Какие пять?

Будут в будущем монахи, неразвитые в телесном поведении, неразвитые в добродетели, неразвитые в разуме, неразвитые в различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, неразвитыми в добродетели, неразвитыми в разуме, неразвитыми в различении, будут давать полное посвящение другим, и не смогут обучить их возвышенной добродетели, возвышенному разуму, возвышенному различению. Тогда и эти тоже будут неразвитыми в телесном поведении, добродетели, разуме, различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, добродетели, разуме, различении, будут давать полное посвящение другим и не смогут обучить возвышенной добродетели, возвышенному разуму, возвышенному различению. Тогда и эти тоже будут неразвитыми в телесном поведении, добродетели, разуме, различении. Итак, из испорченного учения происходит испорченная дисциплина, а из испорченной дисциплины – испорченное учение.

Вот, о монахи, первая грядущая опасность, невозникшая в настоящем, которая возникнет в будущем. Будьте внимательными к ней, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от неё.

И опять-таки, будут в будущем монахи, неразвитые в телесном поведении, неразвитые в добродетели, неразвитые в разуме, неразвитые в различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, неразвитыми в добродетели, неразвитыми в разуме, неразвитыми в различении, станут брать учеников и не смогут обучить их возвышенной добродетели, возвышенному разуму, возвышенному различению. Тогда и эти тоже будут неразвитыми в телесном поведении, добродетели, разуме, различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, добродетели, разуме, различении, станут брать других учеников и не смогут обучить возвышенной добродетели, возвышенному разуму, возвышенному различению. Тогда и эти тоже будут неразвитыми в телесном поведении, добродетели, разуме, различении. Итак, из испорченного учения происходит испорченная дисциплина, а из испорченной дисциплины – испорченное учение.

Вот, о монахи, вторая грядущая опасность, невозникшая в настоящем, которая возникнет в будущем. Будьте внимательными к ней, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от неё.

И опять-таки, будут в будущем монахи, неразвитые в телесном поведении, неразвитые в добродетели, неразвитые в разуме, неразвитые в различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, неразвитыми в добродетели, неразвитыми в разуме, неразвитыми в различении, в ходе беседы о высшем учении или в ходе беседы, состоящей из вопросов и ответов, погрузятся в тёмные состояния разума и не осознают этого. Итак, из испорченного учения происходит испорченная дисциплина, а из испорченной дисциплины – испорченное учение.

Вот, о монахи, третья грядущая опасность, невозникшая в настоящем, которая возникнет в будущем. Будьте внимательными к ней, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от неё.

И опять-таки, будут в будущем монахи, неразвитые в телесном поведении, неразвитые в добродетели, неразвитые в разуме, неразвитые в различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, неразвитыми в добродетели, неразвитыми в разуме, неразвитыми в различении, не будут слушать декламацию сутр, которые являются словами Татхагаты – глубокими, сложными, возвышающимися над миром, связанными с пустотой. Они не будут напрягать слух, не будут пытаться осознать их своим сердцем, не будут считать эти учения достойными понимания или овладевания. Но они будут слушать декламацию сутр, которые являются литературными сочинениями – трудами поэтов, элегантными по звучанию, элегантными по стилю, трудами чужаков, трудами учеников. Они будут напрягать слух, будут пытаться осознать их своим сердцем, будут считать эти учения достойными понимания или овладевания. Итак, из испорченного учения происходит испорченная дисциплина, а из испорченной дисциплины – испорченное учение.

Вот, о монахи, четвёртая грядущая опасность, невозникшая в настоящем, которая возникнет в будущем. Будьте внимательными к ней, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от неё.

И опять-таки, будут в будущем монахи, неразвитые в телесном поведении, неразвитые в добродетели, неразвитые в разуме, неразвитые в различении. Они, будучи неразвитыми в телесном поведении, неразвитыми в добродетели, неразвитыми в разуме, неразвитыми в различении, станут старейшинами, живущими в роскоши, леностными, первыми среди отступающих, уклоняющихся от обязанностей одиночества. Они не будут делать усилия, дабы достигнуть ещё не достигнутого, приобрести ещё не приобретённое, осознать ещё не осознанное. Они станут примером для позднейших поколений, которые будут жить в роскоши, будут леностными, первыми среди отступающих, уклоняющихся от обязанностей одиночества и которые не будут делать усилия, дабы достигнуть ещё не достигнутого, приобрести ещё не приобретённое, осознать ещё не осознанное. Итак, из испорченного учения происходит испорченная дисциплина, а из испорченной дисциплины – испорченное учение.

Вот, о монахи, пятая грядущая опасность, невозникшая в настоящем, которая возникнет в будущем. Будьте внимательными к ней, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от неё.

Таковы, о монахи, эти пять грядущих опасностей, невозникшие в настоящем, которые возникнут в будущем. Будьте внимательными к ним, и, будучи внимательными, работайте, чтобы избавиться от них.