Итак, я покинул Петру, поймав веселого товарища, который всю дорогу прикалывался, например, правой рукой хватает освежитель воздуха, а левой незаметно нажимает на гудок.

Израильская граница. На сей раз нашел такси за 1 динар — когда ехали туда, заплатили 5 после долгих препирательств. Иорданцам плачу 5 динар и спокойно выхожу. На въезде в Израиль. Сначала девушка из секьюрити долго и нудно разглядывает мой паспорт с арабскими визами и задает глупые вопросы. Потом на паспортном контроле то же самое происходит по второму разу. Я считаюсь настолько тяжелым случаем, что вызывают начальницу — там мужчины в явном меньшинстве — и продолжаются расспросы. От меня просят назвать всех людей, кого я знаю в Израиле, с номерами телефонов. Я достаю мобильник, чтобы поглядеть номера. И тут выясняется, что где-то по дороге я разбил дисплей и телефон, хотя и звонит, но ничего не показывает. Мне говорят «подождите». Еще светит солнце. Сижу и жду. Через 3 (!) часа мне отдают паспорт и ставят штамп. Все это время они прозванивали столицу, где по компьютеру выясняли, нет ли меня в каких-то страшных списках. Уже в совершенной темноте я выхожу на Эйлат. Там нашел симпатичный протестантский хостель и рухнул спать.
На следующий день немного прогулялся по городу, убедился, что делать тут нечего, и пошел на выезд. Первая попытка выезда на Мицпе-Рамон была неудачной, потому что трасса 12 совершенно пустынна, пришлось идти на чуть более длинный путь по 90-й и 40-й. Там застопил классного человека, который ухитрился найти очень престижную работу гида по треккингу, окончив для этого курсы длиной в 6 месяцев. Выезд из Эйлата забит стопщиками, едущими с Радуги, их там было человек 10. Двоих девушек мы подобрали. Вторая застопленная машина шла аж в Хайфу. Но мне надо только до Мицпе-Рамон, поглядеть на знаменитый метеоритный кратер. Смотровая площадка кратера — прям у въезда в город. Рядом есть музей (дорогой) и зоопарк (закрытый). Потусовавшись в городе часик, пошел дальше стопить. Стою, стоплю, тут вылезает на трассу какой-то шкет возраста бар-мицвы в религиозном прикиде, тоже стопит, тюлень гадкий. Я начинаю возмущаться, он говорит, ничего страшного, если будет одно место, то ты поезжай. Ну ладно, думаю, если ему так хочется мне жизнь облегчить, пускай. Останавливаются два раввина. Их привлек именно этот шкет, потому что он тоже религиозный. Раввины довезли нас до какой-то развилки, откуда было недалеко до Реховота, где живет Влад Гладких. Отдал Владу палатку и заночевал, утром уехал в Иерусалим.

В Иерусалиме опять устроился в вечный Петра Хостель. Там оказалась классная библиотека, я, например, нашел монографию про ислам в Уганде. За два дня я заглянул в башню Давида, национальный музей и еще в пару мест. Многочисленные попытки попасть на Храмовую гору ни к чему не привели, закрыто, террористы. К Дамасским воротам я пришел буквально через час после того, как менты разгоняли демонстрантов брандсбойтами. Однако, дешевый палестинский базарчик работает как ни в чем не бывало. Рядом с ним стоит арабская автостанция, откуда можно уехать в Вифлеем, что я и сделал.
Вифлеем — это город узких гористых улочек, переполненных народом. Туристов там мало, зато много всяких приставал. Палестинский город — нечто среднее между Израилем и Иорданией. Образ жизни и ассортимент товаров иорданские, а цены израильские. На чекпостах между Израилем и Палестиной на выезде из Израиля вообще никого не проверяют, на въезде всех останавливают и смотрят паспорт. Никто ничего не штампует, как видят, что иностранец, не ведут разговоров и пропускают сразу. После сего сел на автобус и вернулся в Хайфу.