Один известный путешественник однажды написал вот что про глобализацию.

Мир стремительно становится одинаковым… Одинаковые товары завозят на пароходах в порты всего мира; повсюду строятся асфальтовые дороги; умирают ремёсла и местный стиль жизни; приходят кока-кола, Кодак-сервис и джинсы. Российское оружие, китайские часы-будильники и эквадорские бананы продаются примерно по одной и той же цене в разных концах мира. Разнообразие мира исчезает, и целые народы одеваются уже в одинаковую одежду, узнают курс доллара и как он выглядит на вид; старательно изучают английский язык…

А по-моему, всё наоборот. Простое наблюдение за миром в путешествиях показывает, что мир деглобализуется, увеличивает региональное своеобразие, причём именно по причине вымирания традиционного стиля жизни.



Что такое традиционный стиль жизни? Сеять пшеницу или рис, пасти скот, охотиться, рыбачить. Жить в деревнях или в малых городках. Торговать на базаре. Конечно, любой традиционный этнограф скажет, что в каждом из этих занятий есть миллион региональных особенностей. Например, русские пахали на лошадях, а украинцы на волах, дома деревенские у каждого народа по-своему выглядели, техники посева или рыболовства свои у каждого народа. Да, всё это было. Но все эти этнографические особенности, их, сказать по правде, многие и не заметят. Деревянные дома в холодных странах всегда будут похожи друг на друга в плане, потому что их надо как-то топить зимой. Рисовое поле всегда выглядит одинаково, будь оно японским или тайским, потому что если его не огородить и не залить, рис не вырастет. Самая простая, примитивная пища тоже почти одинаковая в каждой стране — лепёшки, каши, пельмени и т. п. Даже мифология, местные всякие культы удивительно похожи в самых разных уголках земли, потому что служили они одним и тем же целям.

А потом приходит развитие, строятся дороги и аэропорты. Казалось бы, кто мешает сгладить все имеющиеся различия и сделать весь мир одинаковым? Никто не мешает. Но в одних сферах это происходит (например, повальное распространение Кока-Колы или одного фасона цивильной мужской одежды), а в других — совсем наоборот, каждый народ начинает изобретать своё применение новых технологий в соответствии со своим менталитетом. Супермаркет — казалось бы, венец глобализации. Но разница в устройстве супермаркета в Европе и в Азии вполне заметна, она гораздо значительнее разницы между маленькими лавочками или базарами. Небоскрёб в Европе, небоскрёб в Америке и небоскрёб в Китае — они весьма существенно друг от друга отличаются. Даже в соседних странах многие элементы устройства жизни отличаются существенным образом. В России и в Украине по-разному организован сетевой общепит. В Южной Корее и в Японии (не говоря уже о Северной Корее!) совершенно разная планировка спальных районов и домов в них. Железные дороги и метро, которых ещё 150 лет назад нигде не было, имеют множество специфических черт в каждой стране. Даже интернет — куда уж новее! — даже интернет по-разному устроен в разных странах. «Макдоналдс» — символ глобализации! — по-разному устроен в разных странах.

Если же говорить о мире более общо — тут деглобализация становится просто очевидной. Раньше крестьяне везде жили в нищете, голодали, страдали от войн, а дворяне жили относительно неплохо — примерно как сейчас средний класс. Сейчас в некоторых странах так всё и остаётся, а в других сам факт наличия гражданства уже обеспечивает немаленький уровень доходов на всю жизнь. Разница в богатстве между странами увеличилась за последние лет 100-200 многократно.

Есть, конечно, какие-то традиции, которые теряются, и это обидно. Например, обидно, что китайцы уже не ходят в халатах и с косами — можно было бы отснять гораздо больше красивых «этнических» фотографий в Китае. Но на каждую такую исчезнувшую традицию появляется несколько новых — поглядите хотя бы на устройство крупных вокзалов в том же Китае или на то, как там организован внутренний групповой туризм.

Так называемая глобализация — это иллюзия, обращение повышенного внимания на одни факты при полном игнорировании других. В результате несовременные, но лишённые самобытной культуры города и страны объявляются «интересными», а более своеобычные, но при этом модернизированные — «скучными». Если же смотреть на мир незашоренно и без предубеждений относительно того, что «интересно», а что нет — становится ясно, что ценность путешествий как средства познания мира с его региональными различиями со временем не уменьшается, а возрастает.