Меня тут просили объяснить, что сейчас творится в стране. Действительно, из сообщений СМИ про тайскую политику понять ничего невозможно, — то же самое было и во время революции 2010 г., намного более страшной, чем нынешняя. Ясно, что кому-то что-то сильно не нравится, но вот что именно… Насколько всё было проще раньше, в 60-х и 70-х годах — были левые силы, в основном студенты, были военные, которые их расстреливали и устраивали диктатуры. А сейчас какие-то красные и жёлтые, и те, и другие не коммунисты, не военные, за демократию, но при этом вроде как и за монархию — на взгляд стороннего наблюдателя две силы друг от друга ничем не отличаются.



Тут надо сделать оговорку, что уличная политика — она вообще вся на эмоциях. Толпа ничего не понимает в экономике, в том, какие меры приведут к развитию страны, а какие нет — для толпы важны только имена «хороших» и «плохих», будь это Таиланд или любая другая страна. Поэтому искать жесткую логику в происходящем не стоит, но какая-то особенная логика тут всё же есть.

После Второй мировой Таиланд долгое время сотрясали перевороты — конституций сменилось штук 20, было около десятка военных хунт и столько же кратковременных гражданских правительств. В начале 90-х ускорившиеся темпы развития и потеря моды на военные режимы по всей Азии привели к установлению относительно стабильного гражданского правительства. После экономического кризиса 1997-98 гг. это правительство не могло удержаться, взамен выбрали харизматичного лидера, но тоже гражданского — «олигарха» Тхаксина Чхиннавата.

Тхаксин сразу заслужил народную любовь тем, что сумел в короткие сроки погасить последствия кризиса и восстановить экономику. В оппозиции Тхаксину оказались в основном интеллигенция и студенчество, которых он разозлил своими резкими публичными высказываниями, военные, которым не понравилась его политика в отношении мятежей на юге страны и сами жители юга. Кроме того, в какой-то момент начали курсировать слухи (ИМХО весьма нелепые) о том, что Тхаксин якобы хочет упразднить монархию, из-за чего в лагерь его противников влились роялисты. Оппоненты Тхаксина сконцентрировались вокруг Демократической партии, старейшей политической партии страны, которая первоначально противостояла военным режимам.

В 2006 г. случился последний (пока что) в истории военный переворот, хунта сместила Тхаксина и взяла власть в свои руки. Но это был какой-то запоздалый и неуместный всплеск отжившего своё милитаризма, да и сама хунта оказалась очень слабенькой, в течение нескольких месяцев власть была передана гражданскому правительству. Но противники Тхаксина добились главного — за время существования хунты против него были возбуждены уголовные дела, а сам он уехал в изгнание.

Весь период от окончания хунты 2006 г. до нынешних событий представлял собой противостояние двух сил — Тхаксина сотоварищи (красные) и Демократической партии (жёлтые). Большую роль стала играть судебная власть — суды всегда были настроены против Тхаксина и немало помогли жёлтым. Проблема жёлтых была в том, что у них не было столь яркого харизматичного лидера, и поэтому они не могли соперничать с красными непосредственно на выборах.

Конфронтация обострилась в 2009 г. после того, как красные в очередной раз победили на выборах — суд просто разогнал победившую партию, которой не досталось ни одного места в парламенте, а жёлтые получили техническую победу и возможность формировать правительство. Туристы запомнили эти события по единственной в своём роде блокаде бангкокского аэропорта жёлтыми — больше до такого маразма не додумался никто и никогда. Правительство лидера жёлтых Апхисита Ветчхачхивы рассматривалось как временное, но вскоре стало ясно, что он никуда не собирается уходить. Тайцы, голосовавшие на выборах, не понимали, почему победившая партия красных не получила ни одного места в парламенте, и высыпали на улицы. Демонстрации оставались мирными недолго, вскоре начались «события мая 2010″, пока что самые страшные за всю современную историю страны — на улицах Бангкока появились баррикады, несколько человек было убито, протестующие зачем-то сожгли большой торговый центр. Апхисит таки устоял, но ценой большой «потери лица». После спада волны протестов Апхисит под шумок поменял выборную систему в выгодную для своей партии сторону и назначил перевыборы на 2011, но ему это никак не помогло — очередные выборы, очередной триумф красных, которые получили даже не простое, а конституционное большинство.

Тхаксин, всё ещё находящийся в эмиграции, церемониться не стал и определил премьером свою родную сестру Йинглак Чхиннават. Чтобы никого не злить, в состав правительства не были включены организаторы протестов 2010 г. Первый год был спокойным — Йинглак и ее помощники осваивались у власти, также в стране случилось большое наводнение и тайцам было не до политики. На второй год Тхаксин начал подавать сигналы о том, что неплохо бы и организовать его возвращение в страну и в большую политику. Единственно возможным по закону способом это сделать была амнистия. Одновременно с проталкиванием законопроекта об амнистии Йинглак перетасовала состав правительства, включив туда и лидеров протестов. Кроме этих мер, которые уже вызвали сильное недовольство жёлтых, красные провели поправку к конституции, которая делала всю верхнюю палату избираемой — а, как мы помним, все последние годы выборы в Таиланде выигрывают именно красные. Конституционный суд объявил, что голосование по поправке было незаконным изначально, правительство заявило, что несогласно с этим, жёлтые вывели людей на улицу.

Дальше — в форме «вопрос — ответ».

Кто такой Сутхеп Тхыаксубан и почему все демонстрации возглавляет он, а не Апхисит?

Сутхеп — бывший вице-премьер в правительстве Апхисита. По иронии судьбы, участвовал в силовом разгоне демонстрации в мае 2010 г. Как если, допустим, сместят Януковича, а он приведет тысячи своих сторонников на новый анти-оранжевый майдан. С Апхиситом вообще всё сложно. По всей видимости, после провала на выборах 2011 г. его авторитет сильно пошатнулся. В партии открыто говорили о возможной смене лидера. С другой стороны, Апхисит осторожничает — он, вероятно, считал всю идею уличных выступлений слишком рискованной и решил «примазаться» к ней, только если она начнёт становиться успешной.

Почему правительство не разогнало всех демонстрантов в стиле Путина? По российско-украинским меркам их не так уж много. Почему Йинглак пошла на явную уступку, распустив парламент 8 декабря?

Красные знают своё сильное место — они побеждают на всех выборах. Поэтому им выгодно казаться очень демократичными. Хотите роспуска правительства и перевыборов? Пожалуйста, не вопрос — мы их снова выиграем. Правительство хочет создать имидж «хороших парней» в глазах народа и международного общества. Вдобавок, и это важно, любые силовые столкновения могут создать повод для вмешательства армии и переворота, а армия исторически склонна поддерживать жёлтых. Вероятно, перевыборы приведут к снижению накала страстей. Поступком, который заставил Йинглак распустить парламент, стало увольнение всех депутатов Демократической партии — легитимность такого парламента уже под большим сомнением.

На что в этой ситуации рассчитывают жёлтые?

Их задачи прямо противоположны задачам правительства. Им надо максимально нагнетать обстановку, провоцировать силовые структуры на жёсткий ответ, дестабилизировать ситуацию. Апхисит знает, что следующие проигранные выборы могут поставить крест на его карьере политика. С самого начала протестов Сутхеп намеренно провоцировал военных на переворот, а формальное требование протестующих состоит в создании некоего нового органа власти, своеобразного революционного совета или учредительного собрания, которое, очевидно, никем не может быть избрано и не санкционировано конституцией. Грубо говоря, Сутхеп и Апхисит хотят повтора ситуации 2006 г.

Какая позиция у военных и у двора?

Военные за последние 20 лет стали играть существенно меньшую роль в тайской политике, чем прежде. Хотя армию традиционно считают про-жёлтой, последние события показывают, что Йинглак научилась с военными ладить. Если не будет большого насилия, армия, вероятно, останется нейтральной. Двор, как считают многие, был про-жёлтым в 2006 г. Возможно, он и сейчас таким остаётся. Но, как думается мне, в последние годы влияние двора на политику упало. Король стареет и почти не даёт публичных выступлений. Перемирие, связанное с днём рождения короля 5 декабря, оказалось очень коротким, и уже в полночь 6 декабря демонстрации возобновились.

Есть ли опасность повторения насилия в стиле мая 2010?

Вряд ли. Пока что больше похоже на обычные уличные демонстрации, которые тут происходят раз в 3 года. Не рекомендуется ходить в район Монумента демократии и в район Дусит во время событий. Бегать на демонстрации забавы ради не стоит. За пределами Бангкока можно ходить куда угодно. Красные уже показали, что им насилие невыгодно, а бить морды самим себе жёлтые тоже не будут.

Чем всё закончится?

Мой прогноз — власть останется у красных, перевыборы пройдут по плану в начале февраля. В течение декабря возможны попытки нагнетания ситуации сторонниками Апхисита. Возможно, красные утратят конституционное большинство, также возможно коалиционное правительство. Тхаксина возвращать в политику в ближайшие годы не будут — тут демонстранты добьются своего. Хунт, переворотов, гражданской войны — не будет.

Чем красные и жёлтые друг от друга отличаются, кроме цветов и имён?

Почти ничем, и это очень важно. Среди регулярных протестов и демонстраций легко прозевать тот факт, что в стране уже лет 15 назад возникла полноценная двухпартийная парламентская демократия. Парламентские демократии во многих европейских странах — штуки скучные и малопонятные стороннему наблюдателю. Ну чем отличаются, например, в Германии ведущие партии? Мелочами какими-то отличаются. Но для Таиланда это всё пока в новинку. Многие тайцы помнят, как было раньше — как в «банановых республиках» — вот есть хунта, есть борцы за свободу в подполье. Хотя тайцы постоянно жалуются на отсутствие демократии в стране, на самом деле именно сейчас они напоролись на то, за что боролись — нормальную парламентскую демократию. Просто многие, включая ведущих политиков, не понимают, как работает парламентская демократия, поэтому и привлекают внепарламентские методы, надеятся на уличные столкновения, вмешательство двора или военных. Но если нынешний кризис разрешится без переворота и смены конституции — желание делать так у политиков с обеих сторон серьезно поубавится.